Куда уходят бренды?

27 сентября 2018

телекоммуникациисистемы безопасноститерминалы продажавтомобильная электроникаучёт ресурсовсветотехникауправление питаниемуправление двигателеммедицинапотребительская электроникаавтоматизацияответственные применениялабораторные приборыинтернет вещейстатья

Зачастую разработчик ищет хорошо знакомый ему электронный компонент, который уже применял несколько лет назад, и не подозревает, что за это время его производитель сменил владельца или имя, а компонент, хотя и выпускается до сих пор, надо искать у совсем другого дистрибьютора. Георгий Келл рассказывает об истории электронной отрасли с точки зрения слияний, поглощений и переименований – и эта история предстает увлекательной, как детектив.

Представление о том, что мировая электроника вступила в пору зрелости, подтверждается усилением процессов консолидации, особенно заметных в последние несколько лет.  Действительно, если в 50-60-е годы прошлого века производители полупроводников появлялись как грибы после дождя и по большей части создавались выходцами из двух-трех компаний – первых резидентов Кремниевой Долины, то полвека спустя число стартапов сходит на нет – создать в наши дни полупроводниковый бизнес (даже fabless) очень накладно. Зато выросло число сделок слияния-поглощения (M&A – Merges and Acquisitions), в результате которых число компаний уменьшается, а размеры их увеличиваются. По данным аналитической компании IC INSIGHTS, 88% полупроводников, выпущенных в 2017 году, пришлись на долю компаний из Top-50, а Top-10 компаний имеют долю в 57%. Это притом, что в мире насчитывается порядка тысячи компаний, действующих в сфере разработки и производства полупроводников.

Все сказанное в равной степени относится и к другим типам ЭК – «пассивке», электромеханике, пьезоэлектронике и даже электровакуумным компонентам, появившимся задолго до полупроводников, но достигших расцвета именно в конце XX – начале XXI веков. Самым «богатым» на M&A-сделки оказался 2000 год [1] – тогда в отраслях, производящих электронные компоненты, их было зарегистрировано 43, а в 2001 году уже 31. В последующие годы число этих сделок стабильно находилось в диапазоне 15…25, а их суммарный годовой объем в среднем составлял порядка $12 млрд. Но в 2015 году произошел качественный скачок – объем сделок существенно вырос и составил в сумме $107,3 млрд, затем $99,6 млрд. в 2016 году (с учетом сделки OUALCOMM-NXP стоимостью $47 млрд., расторгнутой летом 2018 года) и $27,7 млрд. в 2017. Количество самих сделок при этом составило 27, 18 и 16 соответственно.

Все эти выкладки приводятся исключительно для того, чтобы показать, как интенсивно меняется ландшафт отрасли электронных компонентов – ведь, как правило, при завершении такой сделки бренд одного из участников исчезает с карты мировой электроники. Конечно, бывают и исключения: бренд поглощенной компании может быть сохранен на длительный срок.

Безусловно, M&A-активность – не единственный фактор, влияющий на ландшафт электронной отрасли. Компания может просто не выдержать конкурентной борьбы и обанкротиться, что происходит не так уж редко. Третий существенный фактор – ребрендинг: компании по тем или иным причинам меняют названия, причем зачастую этимология их весьма занятна. И наконец, четвертый вариант – выделение компанией бизнеса по производству электронных компонентов в новую (зависимую или независимую) компанию в рамках spin-off.

Ниже будет сделана попытка отобразить наиболее значимые изменения ландшафта отрасли электронных компонентов, произошедшие с начала нынешнего века. Но начать стоит с события, произошедшего на самом исходе века двадцатого.

Именно 19 августа 1999 года компания Hewlett-Packard объявила об историческом событии – образовании независимой компании Agilent Technologies, объединившей в себе все подразделения H-P, выпускавшие измерительную технику и электронные компоненты – то есть, был реализован четвертый сценарий из упомянутых. Названием стало производное от слова “agile”, что означает “проворный, находчивый, гибкий, координированный”. Электронные компоненты (SPG – Silicon Products Group: оптоэлектроника и ВЧ-полупроводники) просуществовали под этим брендом до 2005 года, когда, также в августе, было объявлено о продаже всего компонентного бизнеса за $2,66 млрд. частным инвестиционным фондам. Новая компания получила имя Avago Technologies[2], этимология которого не разъяснялась, но в прессе отмечалась «рифмуемость» со словом «cargo». В 2007 году Avago поглотила компанию LSI, которая, в свою очередь, образовалась путем слияния компаний LSI Logic и Agere (последняя имела в своей истории череду предшествующих имен: AT&T (Bell Laboratories) и Lucent Technologies). И, наконец, в 2015 году Avago совершает крупнейшую в своей истории M&A-сделку, покупая за $37 млрд. компанию Broadcom и тут же принимая это имя.  Таким образом, в результате всей этой истории мы имеем одного очень крупного (входит в Top-10 мирового рейтинга) производителя ЭК – компанию Broadcom. А семь значимых брендов просто исчезли с мировой карты электроники. То, что H-P продолжает выпускать компьютеры, а Agilent производит аналитическое оборудование (производство измерительного оборудования выделилось в компанию Keysight в 2014  году) – к истории электронных компонентов отношения уже не имеет.

Отечественные электронщики, начавшие свою карьеру еще в советское время, с удивлением открывали для себя в конце ХХ века импортные комплектующие. Началось все с ремонтной номенклатуры, но постепенно усилиями дистрибьюторов стали доступны компоненты ведущих западных компаний, о которых ранее можно было только мечтать.

Одной из таких компаний стала легендарная Burr-Brown — первый западный бренд в линейке поставок КОМПЭЛ в далеком 1995 году. Но упоминаем мы об этом лишь для того, чтобы отметить покупку данной компании в 2000 году компанией Texas Instruments. Вообще на счету Texas Instruments [3]  поразительно много купленных знаковых брендов. Можно вспомнить, что в 1999 году был куплен один из законодателей направления ШИМ-контроллеров для силовой электроники, компания Unitrode. Но больше всего шума наделала покупка в 2011 году компании National Semiconductor, основоположника целого направления в аналоговой электронике – компоненты с префиксом “LM” всегда были одними из самых популярных во всем мире. Вообще на счету Texas Instruments десятки брендов, известных и не очень, стертых с карты мира электроники. Вот самые заметные за последние два десятка лет:

  • 1996 – Silicon Systems
  • 1999 – Libit Signal Processing
  • 2001 – Graychip и Power Trends
  • 2003 – Radia Communications
  • 2005 – Chipcon
  • 2007 – Power Precise
  • 2009 – Luminary Micro и Ciclon Semiconductor Device

В январе 2001 года компания Maxim за $2,5 млрд. приобрела компанию Dallas Semiconductor, микроконтроллеры, память и часы реального времени которой в ту пору широко применялись отечественными электронщиками. Бренд исчез, но продукция с префиксом “DS” до сих пор присутствует в номенклатуре нынешней Maxim Integrated. А в последующие годы Maxim приобрел и вывел с рынка следующие бренды:

  • 2008 – Innova Card и Mobilygen
  • 2010 – Phyworks и Teridian Semiconductor
  • 2013 – Volterra

Еще одним заметным «уничтожителем» брендов является компания ON Semiconductor, которая сама появилась на рынке лишь в 1999 году после spin-off из компании Motorola [4] – тот же четвертый сценарий. И уже в 2000 году ею приобретается компания Cherry Semiconductor, затем следует  AMI Semiconductor (2007 г.), Catalist Semiconductor (2008 г.), California Micro Devices (2009 г.), Sanyo Semiconductor и Sound Design Technologies (2010 г.) и AXSEM (2015 г.). Но безусловно самым знаковым стало приобретение в 2015 году за $2,4 млрд. одного из родоначальников полупроводниковой отрасли, компании Fairchild Semiconductor, имевшей одну из самых захватывающих историй в отрасли [5].

Несомненным лидером на полупроводниковом M&A-поприще является компания INTEL – на ее долю за всю историю пришлось поглощение почти 50-ти компаний. Но, хотя общая сумма сделок и превышает $50 млрд., основную их часть составляют сделки объемом сильно ниже $1 млрд., и только в новом веке этот порог был преодолен. В 2000 году за $1,25 млрд. была куплена компания Giga, а в 2015 году $16,75 млрд. было заплачено за компанию Altera. Из более мелких поглощений, осуществленных INTEL за последние 20 лет и приведших к исчезновению соответствующих брендов, можно указать:

  • 1997 – Digital Semiconductor
  • 1998 – Chips & Technologies
  • 1999 – DSP Communications
  • 2000 – Ambient Technologies
  • 2002 – Corollary
  • 2011 – Fulcrum Microsystems
  • 2015 – Lantiq

Завершая полупроводниковую тему, можно кратко напомнить хронологию исчезновения следующих популярных брендов, зачастую имевшего двойной эффект. Обратите внимание на рост ставок к концу списка.

  • 2002 – IXYS приобрел Clare за $55 млн.
  • 2004 – Intersil приобрел Xicor за $529 млн. и в 2016 году сам стал частью японской компании Renesas за $3.2 млрд.
  • 2005 – Semtech приобрел Xemics за $43 млн.
  • 2007 – Exar приобрел Sipex и сам становится частью Maxlinear за $700 млн.
  • 2008 – Diodes покупают Zetex за $178 млн.
  • 2009 – IXYS приобрел Zilog за $62 млн. и сам в 2017 году становится частью Littelfuse за $750 млн.
  • 2010 – Microsemi покупает Actel за $430 млн. и сам становится частью Microchip в 2018 году за $8,4 млрд.
  • 2012 – Cypress покупает Ramtron за $110 млн.
  • 2014 – Microchip покупает Supertex за $394 млн., а Infineon Technologies покупает International Rectifier за $3 млрд. – нечастый случай покупки «европейцем» «американца» и еще один пример, когда сделка M&A изменила линейку поставок компании КОМПЭЛ, добавив к ней Infineon.
  • 2015 – NXP покупает Freescale за $11,8 млрд. (еще один случай вывода американского бренда с рынка европейской компанией), а Microchip покупает Micrel за $839 млн.
  • 2016 – Microchip покупает ATMEL за $3,6 млрд. (бренд пока сохранен), а Analog Devices покупают Linear Technology за $ 14,8 млрд.

Нельзя не упомянуть и о брендах, исчезнувших в неполупроводниковых отраслях индустрии электронных компонентов. И хотя объемы производимого пассива или электромеханики на порядок меньше, чем полупроводников, а число действующих компаний меньше в несколько раз, но процессы консолидации идут  и там. Конечно, с меньшей интенсивностью – ведь компании, формирующие этот рынок, возникли еще в предвоенную пору ХХ века. А иногда – и раньше.

Вероятно, самым ярким уничтожителем брендов в сфере пассивных компонентов следует считать компанию Vishay Intertechnology [6]. Основанная в 1962 году под руководством Феликса Зандмана, компания проводила активную M&A-политику: в 1987 году покупается компания Draloric, в 1988 – Dale Electronics, в 1992 – Srague, в 1993 – Roederstein, в 1994 – Vitramon. Компания не чуралась и полупроводниковых активов – в 1998 году приобрела Siliconix и бизнес дискретных полупроводников у Telefunken. Уже в новом веке Vishay включила в свой состав (без сохранения брендов) компании: Ceramite, Spectrol (2000 год), Tansitor, Mallory, General Semiconductors (2001 год), BC Components (2002 год) и Hirel Systems (2012 год). Таким образом, за 50 лет с карты мира электроники исчезли 14 компаний.

Компанией с похожей стратегией, но на рынке электромеханических компонентов, является TE Connectivity. Появившаяся в 1999 году после покупки за $11,3 млрд. корпорацией Tyco известнейшего американского производителя соединителей AMP, компания по этой причине ведет свою историю с 1941 года (года основания AMP). В 2007 году Tyco выделила весь свой бизнес, связанный с электроникой, в компанию Tyco Electronics, а в 2011 году провела ребрендинг и стала TE Connectivity. За эти годы компания поглотила следующие бренды электромеханического направления (соединители, переключатели и реле): Elcon Products, Schrack Relays, OEG, Potter & Brumfield, SIEMENS Electromechanical Components (1999 год), Axicom (2000 год), CII Technologies (2001 год),

Нужно привести и несколько примеров реализации второго сценария исчезновения бренда – через банкротство. Так, в 2002 году исчезли компании Clear Logic и Integrated Telecom Express. В 2007 году объявила о банкротстве компания Tripath Technology. В 2009 году та же участь постигла компанию Qimonda, созданную в 2006 году как spinoff DRAM-бизнеса компании Infineon. В 2012 году обанкротилась компания Trident Microsystems. В реальности таких случаев гораздо больше, но происходят они зачастую со стартапами либо компаниями «третьего эшелона».

Третий сценарий, ребрендинг, реализуется довольно часто с компаниями самых разных весовых категорий. Уже упоминался пример H-P → Agilent → Avago→ Broadcom, но здесь изменение названия сопровождало spin-off – или M&A-активность. В том же ряду – появление бренда Lapis Semi после покупки компанией ROHM полупроводникового бизнеса OKI Semiconductor и его spin-off или возникновение бренда Qorvo после слияния компаний RF Micro Devices и Triquint в 2014 году. Более «чистые» примеры:

  • 2000 год – Scenix меняет имя на Ubicom
  • 2001 год – Hyundai Electronics становится Hynix Semiconductor
  • 2001 год – Mitel меняет имя на Zarlink Semiconductor
  • 2002 год – Alpha Industries превратилась в Skyworks Solutions
  • 2003 год – Vossloh Wustlich Opto становится VS Optoelectronic
  • 2004 год – IMP стала Daily Silver IMP Microelectronics
  • 2005 год – TDK Semiconductor меняет владельца и получает имя Teridian Semiconductor (стала частью Maxim Integrated в 2010 году)
  • 2008 год – Silicon Optix изменила имя на GEO Semiconductor
  • 2010 год – Austin Semiconductor стала Micross Components
  • 2010 год – Perkin Elmer Optoelectronics получает имя Excelitas
  • 2016 год – Gigoptix становится Gigpeak
  • 2017 год – Delphi Connection Systems переименована в Aptive
  • 2018 год – Peregrine Semiconductor, вошедшая в состав Murata в 2014 году, переименовывается в PSemi

В короткой статье невозможно отобразить все многообразие изменений ландшафта отрасли электронных компонентов даже за ограниченный период времени. Но основным трендом является укрупнение компаний и увеличений доли топовых производителей в общем объеме. Печально, но многие компании, с именами которых связаны целые этапы развития электроники, исчезают с карты, и многие электронщики, применяя какой-либо компонент от известного бренда, не подозревают, что своим происхождением он обязан совсем другой компании. Но, может, это и не столь важно – главное, что электронное устройство работает!

Литература

  1. Слияния и поглощения в мире электроники;
  2. Avago Technologies: портрет компании;
  3. Texas Instruments: портрет компании;
  4. Motorola: портрет компании;
  5. Fairchild: портрет компании;
  6. Vishay Intertechnology: портрет компании.
•••

Наши информационные каналы